среда, 16 сентября 2015 г.

Грибоедов и Нина: любовь до и после смерти

Если бы вам пообещали рассказать историю, в которой фигурируют чувство, поразившее как молния, юная красавица во вдовьем платье, отвергнутый блестящий ухажер, упавшее обручальное кольцо, персидский шах, восхитительный алмаз ценою в жизнь и 28-летнее ожидание свидания, вы бы наверняка решили, что речь идет о фантастическом сюжете "мыльной оперы"!

А, между тем, это реальная история любви, случившаяся ровно 180 лет назад – между дипломатом Александром Грибоедовым и прекрасной княжной Ниной Чавчавадзе.


"...и я у ваших ног"

Назвать ее прекрасной – не погрешить против истины. Изящная, черноокая, проказливая Ниночка была младшей дочерью грузинского поэта, генерал-майора и князя Александра Чавчавадзе. Отличавшаяся необыкновенной красотой, которую современники ставили наравне с прелестью Натали Гончаровой, княжна и нравом отличилась  – удивительно светлое, обаятельное, неземное существо. 

Александра Грибоедова она знала с детства: близкий друг ее отца, господин Сандро по обоюдному желанию разучивал с ней гаммы и вел долгие беседы о литературе, болтая с девочкой, в основном, по-французски, дабы отточить ее произношение.

До встречи 16 июля 1828 года они не виделись более двух лет – Александр, человек занятой, дипломат, редко гостил у них в Тифлисе. А тут – получил назначение посла в Иран и приехал. Чавчавадзе закатили широкий пир, собрали родню и дорогих друзей. Ожидался и Сергей Емельянов – пылкий поклонник Ниночки и вероятный кандидат в мужья. Но отчего-то не пришел. И – упустил.

Что перевернулось в сердце Грибоедова, когда напротив села она: такая родная, такая незнакомая? Сверкнула вихрем по комнате, обожгла взглядом, потупилась, озорно рассмеялась, задумалась… А он все смотрел и смотрел. А потом взял за руку и увлек за собой. За двадцать минут, возникших между обедом и кофе, Нина из бывшей ученицы господина Сандро превратилась в невесту Александра Грибоедова.


"Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…"

Ах, как обрадовались в доме! Но до чего неожиданно! Мама, сестра, тетушки – к Нине, с расспросами. А она лишь смущенно отбивалась и шептала: "Не знаю. Как солнечным лучом обожгло". Луч не ослепил, а сорвал с глаз завесу: это же он, Александр, бесстрашный, добрый, мужественный, уважаемый и любимый. 


Ужасно умный: в 11 лет стал студентом университета и за шесть лет окончил три факультета, получив звание кандидата прав и словесных наук. Блестящий дипломат и верный своему слову человек. С тех пор, как Грибоедова за связи с декабристами сослали на Кавказ, в доме князя Чавчавадзе Нина слышала только хвалебные оды в адрес господина Сандро. Да разве она сама не прочла "Горе от ума", разве давно сама не поняла, насколько он талантлив?! И отважен: ехал, в чине действительного статского советника и с орденом Святой Анны на груди, продолжить дипломатическую работу в неспокойной Персии…

А вот стал – нареченным. Учит ее целоваться в гостиной, пока матушка и тетка греются на крыльце. Называет Мадонной Мурильо. Смешит и любуется.

Наверное, это и есть счастье.

Они обвенчались 22 августа 1828 года в Сионском соборе Тифлиса. Накануне свадьбы Грибоедов едва оправился от малярии, и все еще лихорадочно дрожащие руки не удержали обручальное кольцо… Недоброй примете верить не хотелось.

А после свадьбы молодоженов ожидала неделя в Цинандали – имении Чавчавадзе в Кахетии. Солнечная, страстная, медовая неделя любви – Нина будет вспоминать ее всю жизнь. Долгую жизнь без Александра…


"…но для чего пережила тебя любовь моя?"

Дипломатический долг звал, и в середине осени Грибоедов въехал в Тегеран, оставив беременную жену в пограничном Тавризе. Въехал, к слову сказать, в день 5-го дня месяца реджеб, когда солнце стоит в созвездии Скорпиона – что, по персидскому поверью, не сулило ничего хорошего.

Ожидая разрешения российско-персидского конфликта с уплатой контрибуций, тревожась и тоскуя, Александр сочинял жене нежные письма, где в каждом абзаце вспоминал их упоительное лето и признавался, что только сейчас в истинной мере ощутил, что это значит – любить. 


Устав от дел и мечтая увидеть драгоценную Нино, Александр Грибоедов намеревался покинуть Тегеран в феврале 1829 года. Но 30 января бесчинствующая толпа растерзала русского дипломата, а вместе с ним еще около полусотни человек. Грибоедова изрубили саблями и несколько дней таскали труп по городским улицам. Впоследствии Нина Чавчавадзе смогла опознать изуродованное тело мужа лишь по простреленному на дуэли мизинцу.

Но страшную весть ей сказали не сразу. Только через месяц Нина узнала, что стала вдовой. Шок был столь силен, что спровоцировал преждевременные роды. Новорожденный Александр прожил всего несколько часов.

Персия заплатила за смерть Грибоедова… в прямом смысле. Чтобы замять "неприятную историю", персидский шах пожаловал Российской Империи роскошный бриллиант в 34 карата "Надир-Шах", принадлежащей династии Великих Моголов.

Цена жизни русского гения. Стоимость счастья юной княжны.

В 17 лет Нина Чавчавадзе облачилась в траур и до конца жизни оставалась Черной розой Тифлиса, пленяя и разочаровывая толпы мужчин, претендующих на ее сердце, которое было одно-единственное. И – отдано Грибоедову.

Спустя годы, в 1857 году семья Чавчавадзе покинула Тифлис из-за вспыхнувшей эпидемии холеры. А Нина осталась. И, ощущая верное дыхание болезни, с облегчением звала: "Погоди, я скоро, очень скоро приду к тебе. Я исстрадалась без тебя. Что только не перенесла твоя бедная Нина с той поры, как ты ушел… Сколько я мечтала о смерти, и вот она пришла. Мы скоро свидимся, свидимся... и я расскажу тебе обо всем. И мы уже навеки будем вместе, вместе..."

Они соединились через 28 лет – где-то там, где смерти не бывает.

Комментариев нет:

Отправить комментарий